Общество анонимных алкоголиков в гродно

Содержание

Потерять все и подняться со дна бутылки. Как анонимные алкоголики в Витебске начинают новую жизнь и помогают в этом другим

Общество анонимных алкоголиков в гродно

Первичная организация РОО «Центральная служба анонимных алкоголиков» в Витебске существует уже более 20 лет, но до недавнего времени особо не афишировала себя.

А малоизвестное, как правило, порождает различные кривотолки.

Чтобы развеять все мифы, а также быть более доступными для общества, организация сегодня меняет подходы, старается донести информацию о себе в широкие массы.

Право на выбор и конфиденциальность

В Витебске действуют две группы – «Первый шаг» и «Возрождение», отличие которых только в графике собраний и месте проведения. Планируется создать еще отдельно женскую группу.

Каждый раз принимается решение, будет собрание закрытое или открытое.

Во втором случае оно проходит в присутствии сторонних лиц, это могут быть, например, родственники кого-то из членов сообщества или же тот, кто еще на стадии размышлений относительно своего заболевания.

Если хоть один человек против, то посторонних попросят удалиться – общество бережет право каждого на конфиденциальность. По этой же причине здесь не ведутся списки и учет участников. Однако определенную статистику все же можно озвучить.

Как рассказала координатор службы анонимных алкоголиков в Витебске Екатерина, в основном люди, пришедшие в группу, старше 30 лет, которые перепробовали самые разные способы бросить пить и их стаж употребления губительных напитков насчитывает не один год.

Широк диапазон и по социальному статусу: есть лица при высоких должностях и рядовые рабочие. Пребывая в группе, людям удается отказаться от пагубного пристрастия на разные сроки.

Например, есть женщина, которая около 15 лет назад вычеркнула из жизни алкоголь и сегодня благополучно воспитывает внуков.

Каждый, кто попадает в сообщество, под началом наставника (человека, добившегося стойкой ремиссии заболевания) проходит программу 12 шагов. Как правило, в группу приходят люди, уже сделавшие первый шаг, а именно, признали свою зависимость и хотят изменить жизнь.

Вся программа строится на самоанализе, попытке перестроить собственный внутренний мир. Последний, 12-й шаг предполагает помощь таким же братьям по несчастью выйти на новую дорогу – трезвости. К слову, взаимная поддержка играет весомую роль в сообществе.

Так, существует список «100»: люди обмениваются номерами телефонов, чтобы в тяжелую минуту иметь возможность позвонить и получить поддержку, чтобы снова не сорваться.

– По большей части представление о нас формируется в обществе из американских фильмов, где люди сидят в кружке и по очереди признаются, что они алкоголики. Хочу заметить, что это не группа слива негативных эмоций. Проблемы, как правило, у зависимых людей одинаковые. Мы говорим о решении проблемы, делимся опытом выздоровления.

Сейчас вплотную занялись тем, чтобы информация о нас была представлена как можно в большем объеме и во многих местах. Мы распространяем листовки с контактами, буклеты, брошюры. Стараемся выходить в коллективы на предприятия, в медучреждения, хотим попробовать сотрудничать с местными ЖЭУ, чтобы сведения о нас были размещены на досках объявлений в подъездах, – делится планами Екатерина.

У алкоголизма неженское лицо

Считается, что представительницы слабого пола спиваются гораздо быстрее мужчин, быстрее выпадают из социума, отсюда и возникает миф о неизлечимости женского алкоголизма. Даже пословица гласит: пьяница-мать – горе семье.

Однако в истории витебского общества анонимных алкоголиков есть примеры, когда женщинам удавалось вернуться к нормальной жизни, снова стать матерью, хозяйкой в доме, любимой… Так в свое время случилось с Ириной (имя изменено), которая в трезвости живет чуть более 3 лет и согласилась рассказать свою историю падения и возрождения.

Первая рюмка – в 14 лет

Сорокоградусную попробовала в компании старших товарищей, когда проводила лето в деревне у бабушки с дедушкой. Обожгла связки, потом две недели сипела, но радовалась, что ее приняли в компанию.

Хотелось быть на равных с более взрослыми ребятами, имела место подростковая бравада, в том числе и относительно алкоголя.

Такие посиделки у костра, подогреваемые спиртным, были каждый вечер, а скрыть соответствующий запах девчонке от стариков было не так и трудно.

– Сегодняшним умом понимаю, что начала спиваться сразу. Уже тогда у меня случалась потеря памяти и контроля над дозой, это первые ласточки алкоголизма. Мне практически хватило лета, чтобы получить и закрепить зависимость. В 18 лет окружающие начали говорить, что у меня проблемы с алкоголем. Пила почти каждый день, – призналась Ирина.

Потом замужество, рождение ребенка. В их дом часто приходили гости, супруги могли на насколько дней поехать к друзьям в другой город, все сопровождалось возлияниями. Внешне ничего предосудительного, но, по сути, теперь уверена женщина, это был запой.

Как правило, алкоголики во всех своих бедах обвиняют других людей. Так, Ирина винила мужа, который упрекал в чрезмерном пристрастии к спиртному, хотя и сама видела проблему. Винила мать, которая пила, из-за чего дочь не могла уйти к ней от мужа.

– Мне было стыдно, я не могла находиться дома, чтобы меня видел ребенок, муж всегда пытался остановить. Я уходила, думая, что ухожу от его оскорблений и унижений, а сама пила по одной-две недели. Бывали моменты, что пропадала в притонах.

Алкоголь уже не приносил радости, хотелось забвения, чтобы не думать, не чувствовать, – с горечью вспоминает женщина. – Преследовало постоянное чувство вины, страх следующего употребления.

Каждый раз, завязывая, подсознательно знала, что сорвусь.

«Я не заслуживала называться матерью»

Беременность – единственный длительный период, когда будущая мама не травила себя алкоголем. До прихода в сообщество анонимных алкоголиков она была уверена, что не пила еще полгода после рождения ребенка. Но недавно, рассматривая старые фото, увидела, что пробует шампанское возле роддома во время выписки.

Потом уже сын и вовсе не останавливал на пути к алкогольному забвению. Дошло до того, что подписала расписку мужу об отказе от своих прав на ребенка. Хотя это была всего бумажка, написанная им от руки и никакой юридической силы не имела, тот факт, что мать без единого сомнения расписалась, породил еще большое чувство вины и ненависть к самой себе.

– Считала, что не имею права быть матерью одного ребенка, не говоря уже о том, чтобы родить еще кого-то, даже думала сделать перевязку труб, – рассказывает собеседница.

О работе, на которой ждали

Не взирая на проблемы с алкоголем, Ирина зарекомендовала себя хорошим специалистом в своей области. Ездила на различные конкурсы профессионального мастерства, работала в престижном месте, вела семинары и давала мастер-классы для коллег. Наниматель готов был трудоустроить, зная о ее проблеме.

– После очередного запоя, когда пару дней не пила, не было ни работы, ни денег, пришла подруга, сказала, что меня ждут на работе.

А я только думала, о том, что хочу пойти в магазин и купить выпить, с ума сходила от страха, что надо заново браться все исправлять, смотреть в глаза сыну. И тут подруга сказала: «Чего ты боишься? Все самое страшное уже произошло».

Я тогда эту мысль запомнила. Приняла душ, собралась и пошла устраиваться на работу своей мечты.

Благополучие и суицид

Все складывалось как нельзя лучше. Была любимая работа. С мужем Ирина все-таки разошлась, после смерти матери переехала с сыном в ее квартиру. Стала налаживаться и личная жизнь, появился молодой человек. О своей слабости Ирина рассказала, после долгих размышлений он позвонил и сообщил, что готов закрыть глаза на ее прошлое и собирался вскорости приехать к ней домой.

– Когда он позвонил, я уже употребляла несколько дней. Мне на тот момент было важнее напиться, чем его приезд. И тогда я поняла, что на фоне, казалось бы, абсолютного счастья сижу перед компьютером и пью без причины, оправдания закончились. Я наглоталась таблеток, но попытка суицида не удалась, – вспоминает Ирина.

После женщина сама уволилась с работы, уверяя коллег, что ее следующий запой – только вопрос времени. Не пыталась налаживать отношения с сыном. Мучили бессонница и жуткая мигрень.

Испробовала многие способы лечения от алкоголизма, но ничего не помогало. Затем тетя предложила лечь в больницу к знакомому психотерапевту в Минск и подобрать таблетки от головной боли.

Поехала, там оказался реабилитационный центр для зависимых людей.

– Самым главным для меня в центре стало то, что там были такие же женщины, как я, – вспоминает собеседница. – Мне помогли разделить болезнь и мои личностные качества.

Поняла, что у меня нет силы воли только по отношению к алкоголю, в остальном я волевой человек. Начинаю себя любить и многое себе уже доказала.

Всегда привожу фразу Дейла Карнеги: «Когда человек начинает войну с самим собой, он уже чего-то да стоит».

Жить по технике безопасности

На данный момент Ирина более трех лет пребывает в трезвости, находится в группе анонимных алкоголиков. Она устроилась на работу и снова позволила себе материнское счастье – родила девочку. Сейчас малышка – мамина отрада и не знает горестей, с которыми пришлось столкнуться старшему ребенку. С сыном отношения наладились, он сейчас для мамы первый помощник и надежное плечо.

Чтобы не оступиться, Ирине приходится, как она говорит, соблюдать определенную технику безопасности. Круг друзей и знакомых значительно сузился, старается избегать праздников и торжеств, где есть спиртное. Даже спиртосодержащие медикаменты и безалкогольное пиво включила для себя в запретный список.

– Если у машины сломаны тормоза, то они не появятся, даже если она простоит в гараже 10 лет. Так и с алкоголизмом, – утверждает собеседница. – Постоянно себе напоминаю, почему я не пью. Даже когда вижу пьяницу на улице, говорю, что меня от этого человека отделяет одна рюмка.

В сегодняшней жизни я принимаю свое прошлое и учусь поступать по-другому. Если раньше все делала под влиянием эмоций, то теперь каждый раз даю себе отсрочку, чтобы подумать, взять стакан или нет.

Сейчас я больше прислушиваюсь к себе, к тому, чего я действительно хочу, а уже от этого наступают душевный мир и равновесие.

История мужчины

Сергей – мужчина среднего возраста. Не пьет около 5 лет. Уроженец Витебска, но долгое время жил в Польше. Сейчас живет на две страны, на родине принимает активное участие в деятельности городской организации анонимных алкоголиков.

– Начал пить, когда жил в Беларуси, в начале 90-х годов. Тогда еще действовал сухой закон, а ведь то, что запрещено, всегда вызывает интерес, – рассказывает Сергей.

– Затем переломный этап в стране, Советский Союз разрушился, появились доллары и разделение на богатых и бедных. В молодости хотелось быть хозяином жизни, иметь машину, дом.

Это сейчас понимаю, что всего и сразу не бывает, а тогда думал иначе. В итоге в возрасте 20 лет я уже пропил квартиру, потерял семью, сына.

В 1994-м молодой парень выехал в Польшу, там окончил техникум, устроился на работу, встретил женщину, снова создал семью, но ошибки прошлого не стали для него уроком.

Есть дом и машина – значит, не пьяница?

Периодами старался не пить, понимал, что совершал ошибки, но все равно в итоге делал по-своему, терял работу и находил новую. Некоторое время даже был инженером в Дубае, где зарабатывал немалые деньги. Находясь в командировках на Ближнем Востоке, не решался браться за стакан, там с этим было строго. Но возвращаясь в Польшу, делал, что хотел.

– Думалось, что алкоголик – это тот, кто стоит под мостом или магазином, ничего не имея за душой, а я у меня карьера, собственный дом, машина и прекрасная жена. Если могу выпить, это еще ничего значит. Не замечал, что расстраиваю супругу, своих близких, эгоизм преобладал над всем, – говорит Сергей.

Когда расстался со второй женой, хотел вернуть семью, обратился за помощью в своего рода реабилитационный анонимный кабинет, но применяемые там методики не подействовали. Тогда ему было чуть более 30 лет. С этого времени жизнь начала все быстрее катиться по наклонной.

– Чем больше хотел кому-то доказать, что я лучше, чем обо мне думают, тем становилось хуже. Мне хватило одного года, чтобы упасть полностью. Попал в тюрьму, возможно, это и спасло меня от смерти.

Через год вышел, попил последние 22 дня. Оказавшись на улице, ничего не имея за душой, потеряв семью и друзей, искренне захотелось что-то изменить.

Чтобы прийти к этому, мне понадобилось 20 лет, тогда мне исполнилось 39.

Так, еще в Польше Сергей пришел в сообщество анонимных алкоголиков.

Иначе относиться к трудностям

– Учусь совершенно по-новому смотреть на мир, воспринимать те или иные ситуации. Например, если раньше я был очень зависим от оценки других людей, то теперь стараюсь не идти на поводу у чужого мнения, – признает Сергей.

– Трудности, проблемы есть и сегодня, но решаю их без ухода в алкогольное забытье. Бывает тяжело, плохо эмоционально, но я знаю, что алкоголь в этом не поможет.

В группе мы вырабатываем в себе терпимость, стойкость к невзгодам и перипетиям.

Уже будучи в сообществе, мужчина вразрез с прошлыми амбициями устроился обычным строителем, начал свою жизнь с нуля. Еще находясь в Польше, нашел сына в Беларуси, которого не видел 18 лет, сегодня у них хорошие отношения.

На данный момент Сергей живет то в Беларуси, то в Польше. Активно пытается найти работу в Витебске. Здесь же получил шанс на новые отношения с женщиной.

Теперь он понимает: чтобы изменить свою жизнь, первым делом надо поменять себя.

Телефоны «горячих линий» групп анонимных алкоголиков в Витебске: +375 33 696-45-88, +375 29 211-25-00.

При использовании материалов vitvesti.by указание источника и размещение активной ссылки на публикацию обязательны

Источник: http://VitVesti.by/obshestvo/poteriat-vse-i-podniatsia.html

Спасибо, сегодня я трезвый | Вестник Могилева

Общество анонимных алкоголиков в гродно

«Здравствуйте, меня зовут Галина, я алкоголик», — эти слова из уст красивой ухоженной женщины режут слух и звучат, по меньшей мере, странно.

Ей вторят аналогичные приветствия: «Здравствуйте, я Николай, алкоголик», «Я Игорь, алкоголик» — и так далее. В этот день за длинным столом сидят пять человек. Число случайное, иногда их больше, иногда меньше. Это не театр, не кино и не розыгрыш.

Это собрание общества «Анонимных алкоголиков». Есть оно и в Могилеве, и я побывала на одном из заседаний.

О главном правиле групп «Анонимных алкоголиков» недвусмысленно говорит само название — полная конфиденциальность. Попасть на собрание человеку, не испытывающему постоянную потребность выпить, сложно. Посторонним завеса приоткрывается, только если никто из членов группы не против их присутствия. Мне повезло: члены одной из групп в этот вечер разрешили поприсутствовать на своем собрании.

Алкоголик — диагноз навсегда

Сергей — мой гид на сегодня, алкоголик с 18-летним стажем трезвости. «Бывших» алкоголиков в «АА» не бывает, ведь алкоголизм — болезнь неизлечимая, прогрессирующая, смертельная. В первую очередь, нужно лечить душу.

Идея «АА» состоит в передаче опыта трезвой жизни друг другу — это помогает не пить. Здесь не работают специалисты, а зависимые люди сами себе и психологи, и наркологи. Чтобы попасть в общество, алкоголику не нужно брать справки и оформлять бумаги, единственное условие — желание начать трезвую жизнь.

Новичкам в первые месяцы без «допинга» очень туго. В «АА» есть даже техника безопасности. Трезвеющему нужно носить с собой сладкое на случай, если «приспичит» выпить.

Не стоит оставлять без присмотра недопитый стакан на столе, так как найдется любопытный, который попытается подлить туда «беленькой», посмотреть, что же будет. Еще нельзя замерзать, раздражаться, быть голодным и, самое главное, помнить, что ты — алкоголик.

И в первое время приходить на занятия лучше как можно чаще. Возможность есть: в Могилеве проходят занятия в нескольких группах «АА». Всего же в Беларуси их более 80.

«Анонимные алкоголики»: общество равных

Представьте картину: большая светлая комната, длинный стол, на нем расставлены чайные чашки. Вокруг стола, лицом друг к другу, сидят люди разного пола и возраста. Напротив меня мужчина лет 40, слева — женщина средних лет, остальным на вид от 30 до 50.

На алкоголиков, как мы привыкли их воспринимать, не похож никто: неглупые лица, аккуратная одежда, правильная речь. Тем не менее, их объединяет одно: в прошлом (у кого недавно, у кого не очень) собравшиеся сильно злоупотребляли алкоголем, но нашли в себе силы это признать и захотели вылечиться.

Совершенно добровольно, силком здесь никого не держат.

Главное, чем посещение общества «Анонимных алкоголиков» отличается, скажем, от услуг профессионального нарколога — здесь все равны, отношений «начальник — подчиненный» не может быть в принципе. Это что-то вроде клуба собратьев по несчастью.

Равный беседует с равным, взгляда свысока, белого халата и не всегда искреннего сочувствия здесь не бывает. Каждый побывал «на дне», каждый на личном опыте знает, каково это — быть алкоголиком. У каждого своя собственная беда и своя трагедия.

Каждому необходимо выговориться, и есть гарантия, что смеяться над этим никто не будет.

Эффект спокойствия и душевного тепла действительно действует — я сама ощутила его, единственный раз посидев за столом два часа.

Заседание началось с того, что все замолчали, поднялись, взялись за руки, образовав кольцо. Объявляется минута молчания в память о всех погибших от алкоголя. Затем члены группы хором прочли молитву: «Боже, дай мне разум и душевный покой принять то, что не в силах изменить, мужество изменить то, что могу, и мудрость отличить одно от другого».

Необходимое пояснение

Во многом шаги опираются на принятие высшей силы или Бога. Но не спешите проводить параллели между «АА» и сектой. Во всей литературе и брошюрах общества полностью отрицается его религиозная направленность, любое упоминание о Боге либо «высшей силе» сопровождается обязательной ремаркой: «То, как это понимает каждый из нас». Можно быть атеистом или агностиком, это тоже не возбраняется.

Практическим путем за много лет «Анонимные алкоголики» выработали программу двенадцати шагов, эффективность которой подтверждается миллионами вылеченных в десятках стран по всему миру.

Кстати, общество не требует никаких обязательных взносов от своих членов, но добровольные пожертвования стали чем-то наподобие ритуала: в конце собрания коробочка с надписью «для нужд «АА»» передается по кругу, каждый кладет, сколько может. На эти деньги оплачивается аренда помещения, покупаются чай, кофе, сладости, книги. Все траты обсуждаются сообща.

На дне

«Здравствуйте, меня зовут Сергей. Я алкоголик». — «Здравствуй, Сергей».

Называть себя алкоголиком здесь не стесняются. Программа реабилитации зависимых от рюмки людей состоит из 12 шагов. Осознать свое бессилие перед алкоголем — ход номер один.

После человек работает над остальными пунктами, представляющими из себя некие концентрированные принципы морали. Ошибается тот, кто думает, что «прошагав» все 12 пунктов, о них можно благополучно забыть.

Это не программа-однодневка, обращаться к ней придется снова и снова.

«Я попробовал алкоголь очень рано — мне было лет 6 или 7, не помню, — продолжил Сергей. — Когда мне исполнилось 15 лет, от алкоголизма погибла моя мама. И тогда я поклялся, что никогда не буду пить, не стану алкоголиком».

Прошло еще 10 лет, и Сергей сам себе поставил диагноз «алкоголизм». После этого еще столько же он искал пути выхода из круга: «выпил-похмелился-выпил».

Пытался брать себя в руки, после каждого запоя обещал себе, что это было в последний раз. Перепробовал все возможные способы кодировки: лечился гипнозом, пил какие-то капли, лежал в наркологии.

Удавалось не пить 3, 6, 9 месяцев, затем все начиналось снова.

«Между пьянками успел жениться, появился ребенок, а в 1991 году жена подала на развод, — вспоминал Сергей. — Когда не пил — был человеком, пользовался уважением на работе, был хорошим мужем и отцом.

Уходя в запой, становился нечеловеком. К тому же, бесплатно бутылку в магазине не дают, начал пропивать вещи, «спустил» наши с женой обручальные кольца. А на утро — угрызения совести, чувство вины».

К 37 годам запои Сергея могли длиться 10-14 дней, в любое время суток находилась компания. Одновременно ему и нравилась эта жизнь (казалось, что подшофе становится интереснее, умнее, сильнее, привлекательнее для женщин), и была отвратительна.

«К 1997 году думал, что умру, — спокойно продолжал Сергей. — Ушли на тот свет почти все друзья. Следом за ними не хотелось, но и остановиться я не мог, хоть и читал литературу, ходил в церковь, пробовал пить дозированно.

Однажды в «отходняке» сидел на кухне, и вдруг жизнь прокрутилась как на кинопленке. Подумал: зачем я живу, ради того, чтобы напиться, потом похмелиться и снова выпить? Верующим себя не считал, но и атеистом не был.

И вдруг, поддавшись какому-то внутреннему порыву, подошел к окну и сказал: «Господи, если ты есть, подскажи, как дальше жить. Так, как живу, больше не хочу и не могу».

Через пару дней Сергею позвонила родственница с известием, что в Могилеве открылась группа «Анонимных алкоголиков». Он решил, что это его последняя надежда.

Думал, что на встречах будут психологи, наркологи, а встретился с такими же людьми, как и он.

В каждом рассказе видел себя, на собраниях говорили такие вещи, в чем бы вряд ли признался постороннему, тому, кто не столкнулся с алкоголизмом.

«Мне предложили не пить 1 день — справился. Благодаря программе «12 шагов» я не употребляю уже 17 лет и 6 месяцев, — закончил Сергей. — Для меня это чудо, я думал, что умру, а я живу и радуюсь жизни. И это чудо сотворило общество «Анонимных алкоголиков».

Рассказ произвел на слушателей огромное впечатление, по щекам некоторых из них текли настоящие слезы. Может быть, слова Сергея затронули какие-то воспоминания об их собственной судьбе — как знать.

«Обычные люди нас не поймут»

Несмотря на многолетнюю трезвую жизнь, у трезвых алкоголиков конфликты с близкими остаются. Все чаще звучат упреки в адрес самого общества: «Не пьешь, так зачем туда ходишь?»

Объяснение «не пью, потому что хожу на собрания» удовлетворяет далеко не всех мужей и жен. А ведь не зря трезвые алкоголики любят сравнивать посещения группы с инсулином, который обычно вкалывают больным сахарным диабетом: без него — никак!

«Спасибо, я сегодня трезвый», — говорит каждый на встрече. В данный момент никто из присутствующих не находится «под градусом», а что будет завтра — неизвестно.

После собрания на улице мужчины, словно по команде, достают из карманов пачки сигарет, одновременно щелкают зажигалками и закуривают. «От алкоголизма избавились, от курения не удается», — улыбаются они.

В «АА» не ведут списки посещения групп и тех, кто бросил пить. С проблемой алкоголизма люди приходят сюда постоянно, но кто-то все равно уходит, так и не признавшись в своей болезни.

«Зато у нас все честно, в первую очередь перед самими собой. Поэтому те, кто остается в «АА», как правило, сохраняют трезвость всю оставшуюся жизнь», — говорят мужчины на прощание.

Имена героев изменены по этическим соображениям.

Екатерина Льдова

Сайт общества «Анонимных алкоголиков» Беларуси www.aabelarus.org

Источник: http://www.vestnikmogileva.by/obshestvo/spasibo-segodnya-ya-trezvii.html

Как в Беларуси лечат алкоголиков: по паспорту, но бесплатно или анонимно, но за 35 рублей в сутки

Общество анонимных алкоголиков в гродно

Самое крупное учреждение, где в Беларуси лечат от алкоголизма и наркомании, — РНПЦ психического здоровья. Сегодня 80% среди их пациентов с зависимостью — алкоголики. Если половина из них после лечения не пьет год, это успех. Ведь через год трезвой жизни, как правило, уже мало кто возвращается к прошлому опыту.

Сутки анонимного лечения от алкоголизма стоят 30−35 рублей

Владимир Иванов, заведующий 21-м наркологическим реабилитационным отделением РНПЦ психического здоровья, встречает нас в холле. На диване сидят и разговаривают двое мужчин, у одного из них длинные темные волосы, он одет в косуху. В палату напротив медсестра привезла на специальной тележке лекарства, на стенах отделения — рисунки пациентов.

Сейчас здесь — 48 больных. Отделение заполнено практически полностью, коек здесь 50. Большинство пациентов — мужчины, женщин 11. Здесь преимущественно лечатся люди, страдающие алкогольной зависимостью.

Часть из них также употребляют наркотики, например, спайсы, соли, часто курят гашиш. Примерно 40% больных приехали сюда на анонимных условиях, а это значит платно.

Остальных сюда направили наркологи, психотерапевты, такие пациенты получают помощь бесплатно.

РНПЦ психического здоровья. Здесь 1562 койко-места. Помимо людей с зависимостями, здесь лечат женщин с послеродовой депрессией, пациентов с психическими расстройствами и девиантным поведением, старческой деменцией.

Сутки платного лечения в отделении стоят 30−35 рублей. А в среднем койко-место в наркологическом отделении по стране обходится государству в районе 200 рублей в сутки. Курс лечения от алкоголизма 21−28 дней, однако «платники» порой заканчивают его раньше, чтобы сэкономить деньги. При этом если пациент считает, что он уже здоров, и врачи с этим согласны, его могут выписать и раньше.

Анонимное лечение чаще всего предпочитают жители Минска. Обратиться к врачам такой человек может даже без паспорта.

Средний возраст больных алкоголизмом в отделении — 25−45 лет.

— Часть страдающих алкоголизмом умирает, не доживают до пенсионного возраста. Мы с подростками практически не работаем, хотя среди них больные алкоголизмом тоже есть, — говорит Владимир Иванов.

Он замечает, что со временем в Беларуси стало много пивных алкоголиков, особенно среди женщин. При этом пивной алкоголизм развивается, если выпивать больше литра пива в день. По мнению завотделением, развитие чуждого для белорусов пивного алкоголизма произошло из-за «лоббирования пивного производства и того, что пиво долгое время в обществе не считали алкогольным напитком».

Владимир Иванов, заведующий 21-м наркологическим реабилитационным отделением РНПЦ психического здоровья.

Специалист уверен, что любой зависимый человек на самом деле стремится не к алкоголю или наркотикам. Он хочет изменить свое эмоциональное состояние.

— Человека можно научить бороться с этим и испытывать достаточно сильные эмоции, не употребляя алкоголь и наркотики, — уверен он.

Желание пить уменьшают с помощью лечения кислородом

Лечат от алкоголизма и наркомании в РНПЦ не только с помощью лекарств, но и физиотерапии, и психотерапии. После реабилитации люди ходят в группы поддержки и продолжают психотерапию.

Если человек был в запое два-три дня, перестал пить и ему плохо, очищают организм от шлаков в том числе в барокамере.

В специальной закрытой колбе пациент лежит в течение 40 минут и вдыхает кислород под повышенным давлением. Давление там такое, как при погружении под воду на глубину три-пять метров.

Из барокамеры пациент общается с медсестрой по специальному телефону. Для пациентов РНПЦ по показаниям такое лечение кислородом бесплатное.

Барокамеры для лечения кислородом. После процедуры клетки организма насыщаются кислородом намного лучше, чем без нее, уменьшается желание употреблять алкоголь, улучшается сон.

— Одна женщина говорила, что даже кожа на лице подтянулась, — рассказывает Инна Якубович, заведующая отделением гипербарической оксигенации (лечение кислородом под повышенным давлением. — Прим. TUT.BY) РНПЦ психического здоровья.

Больным показано до десяти процедур в барокамере. Но воспользоваться ими могут не только люди с зависимостями и психическими расстройствами, а даже те, кто чувствует обычную усталость, перестал спать по ночам, у кого нарушился аппетит и ухудшилось настроение. Противопоказания — эпилепсия, судорожный синдром и боязнь закрытого пространства.

Аппарат МРТ, на котором исследуют пациентов РНПЦ психического здоровья.

Помимо барокамеры пациенты РНПЦ ходят на иглорефлексотерапию и в спортзал.

За 20−25 лет можно выйти на 6−7 литров алкоголя на душу населения в год

На диспансерном учете в стране на 1 августа 2017 года состоят около 164 500 больных алкоголизмом. При этом в Минске — около 35 тысяч человек, среди них около 5 тысяч — несовершеннолетние.

Но они состоят на профилактическом учете, и речь идет о подростках которые попробовали алкоголь один-два раза.

Среди этих пяти тысяч, по словам заведующего сектором наркологии организационно-методического отдела РНПЦ психического здоровья Владимира Максимчука, 25−30 человек, у которых болезнь четко выражена.

Владимир Иванов уверен, что белорусы — не самая пьющая нация, и по его наблюдениям, в стране стали пить меньше. Почему? Ответа на этот вопрос он не знает и говорит, что найти какое-то объяснение могли бы ученые, которые провели бы исследование.

— У нас пьют примерно так же, как во всем мире. Сказать, что у нас злоупотребляют алкоголем больше, чем в Литве или Германии, не могу. А  пьют у нас, потому что алкоголь необычайно доступен. Он дешевый в продовольственной корзинке. При этом магазины на каждом углу. Отчего ж не пить в таком случае? — говорит он.

По данным ВОЗ, в 2016-м белорусы выпили 16,4 литра алкоголя на человека, и это второе место в мире после Литвы. По информации Белстата, в прошлом году у нас приходилось 8,8 литра на душу населения.

Как в целом побороть алкоголизм в стране, Владимир Иванов знает уже давно. Правда, многолетнее обсуждение одних и тех же вещей стало для него скучным.

— Я даже перестал куда-либо ходить, потому что говорить одно и то же, честно говоря, надоело. В наркологии известно уже все. Ничего нового вы не откроете. Что нужно сделать? Должна быть сбалансирована цена на алкоголь. В годы моей молодости, а это 40−45 лет назад, бутылка водки стоила 2 рубля 87 копеек, на 13 копеек покупался плавленный сырок.

При этом буханка хорошего хлеба стоила 20 копеек, килограмм мяса цыпленка-бройлера — 70 копеек. Посмотрите, какой разрыв цен (сейчас пол-литровая бутылка водки в магазине стоит 7−8 рублей, килограмм куриного мяса дешевле. — Прим. TUT.BY)? Цена была сбалансирована.

Также нужно сократить количество мест торговли алкоголем и проводить грамотное санитарное просвещение с детсадовского возраста. Людям надо объяснять, что такое алкоголь, как его можно и нельзя использовать. При этом возрастной ценз на продажу алкоголя надо повысить до 21 года. Все это известно, написано и переписано. Это вопрос только политической воли.

Если принимается решение, то за 20−25 лет можно выйти на оптимальный уровень потребления алкоголя, на 6−7 литров. Ниже он все равно не опустится в нашей алкогольной культуре.

Главный нарколог Минздрава Иван Коноразов.

Минздрав, со своей стороны, предлагает ограничить время продажи алкоголя, в том числе и пива, по всей стране и реализовывать его только с 9 утра до 23 часов вечера. После этого времени его могут продавать только в кафе и ресторанах.

— Мы вместе с МВД отслеживали статистическую информацию. Есть четкая доказательная база, что в большей степени преступления ночью и поздним вечером связаны с употреблением алкоголя. Их совершают уже подвыпившие люди, — объясняет главный нарколог Минздрава Иван Коноразов.

При этом ведомство предлагало продавать на АЗС только сувенирную алкогольную продукцию.

По мнению Ивана Коноразова, акцизы на крепкий алкоголь также должны быть повышены.

— Когда крепкий алкоголь стоит дорого за счет акцизов, происходит снижение общего объема потребления алкоголя, а отчисления в бюджет за счет стоимости акцизов возрастает.

Источник: https://news.tut.by/society/556253.html

Общество анонимных алкоголиков в гродно – От алкоголизма

Общество анонимных алкоголиков в гродно

НАШИ ЧИТАТЕЛИ РЕКОМЕНДУЮТ!

Для лечения алкоголизма наши читатели успешно используют АлкоПрост. Видя, такую популярность этого средства мы решили предложить его и вашему вниманию.
Подробнее здесь…

Сообщество анонимных алкоголиков (АА) — это специальное собрание, которое объединяет людей всех возрастных групп, а также разного социального положения, но с одной общей проблемой алкоголизма, которая носит для этих людей центральный характер.

Они собираются несколько раз в месяц в специальном помещении и рассказывают свои истории борьбы с болезнью, а также делятся силами и надеждой на излечение от этого страшного недуга.

Главным условием состояния в АА является то, чтобы человек сам жил желанием бросить злоупотреблять спиртными напитками.

Собрание АА не является какой либо религиозной сектой. Здесь собираются люди с абсолютно разными увлечениями и взглядами на жизнь, но общее у них одно, а именно желание бросить свой алкогольный путь и начать жить трезво.

Первое общество анонимных алкоголиков появилось в 1935 году в штате Огайо.

Оно было основано Биллом Уилсоном и доктором Бобом Смитом, которые совместно разработали программу для анонимного лечения алкоголиков, носящую название «12 шагов».

Сейчас общество анонимных алкоголиков пользуется огромной популярностью во всем мире и существует во многих странах, которых на данный момент насчитывается около 150-ти.

Как проходят встречи анонимных алкоголиков

Несмотря на то, что сообществ анонимных алкоголиков достаточно много, все встречи проходят практически одинаково. Один из главных принципов сообщества АА – это не выносить информацию и истории других людей за пределы собрания.

Анонимность и конфиденциальность здесь очень чтятся, поэтому люди не переживают, что информация об их, возможно, тайной алкогольной жизни, выльется в свет, и о ней узнают работодатели, друзья, родные и близкие. Поэтому все участники выступают весьма честно, открыто и искренне.

Как правило, собрание начинается с представления и с короткого рассказа о своем алкоголизме. Например: «Здравствуйте, меня зовут Валентин и я – алкоголик. Я злоупотребляю уже на протяжении долгих лет, и от этого страдают моя жена и дети».

Главное, чтобы участник уверенно признал то, что он болен, а также то, что он делает, тогда анонимное лечение алкоголиков будет для него весьма эффективным.

Совет! Если новенькие участники общества анонимных алкоголиков представляются весьма неохотно, боясь осуждения со стороны членства, то на последующих встречах они ведут себя более открыто. Постарайтесь быть максимально честными с членами сообщества центра анонимных алкоголиков. Потому что ваша искренность во многом поможет осознать проблему и пройти путь анонимного лечения алкоголиков.

Что такое программа «12 шагов»

Практически все встречи общества анонимных алкоголиков не обходятся без представления программы лечения «12 шагов». Несмотря на то, что она была придумана почти в середине 20 века, эта программа является весьма популярной и эффективной даже сейчас.

Эти шаги анонимных алкоголиков происходят без участия медикаментозных препаратов. Большую важность играет сила воли и настрой самого участника программы. Смысл метода 12-и шагов анонимных алкоголиков заключается в том, чтобы достучаться до человека с помощью его собственного осознания и анализа своих проблем.

Еще одну важную роль в «12-шагах» является обращение к Богу.

Но, как уже говорилось ранее, объединение анонимных алкоголиков не является чем-то религиозным. У атеистов будет немного другой пункт: вместо того, чтобы обратиться к высшим силам за помощью, они будут действовать самостоятельно. В этом нет принципиальных отличий: анонимные алкоголики будут действовать так, как они считают удобным.

Факт! Программу «двенадцать шагов» стали использовать не только для лечения общества анонимных алкоголиков, но и для лечения людей с более тяжелой и опасной формой зависимости – наркоманией. А, следовательно, стоит сделать вывод о том, что этот метод лечения весьма эффективен.

Кому может быть полезна программа 12 шагов

H2_3

«Двенадцать шагов» могут быть полезны алкоголикам с абсолютно любым стажем: излечивались даже самые закоренелые больные алкоголизмом, со стажем более 10 лет.

Анонимное лечение алкоголиков с помощью этого метода подразумевает собой не только излечение от этого недуга, но и самосовершенствование человека.

Как правило, большинство людей отказываются не только от пагубной привычки, но и начинают вести принципиально другой образ жизни, который меняется в лучшую сторону.

К тому же, в обществе анонимных алкоголиков зачастую предусмотрены программы и для родственников алкоголика. С их помощью предлагается избавится от созависимости, а также лучше осознать, как жить, общаться и помочь человеку, который страдает от алкоголизма.

Источник: http://ot-alkogolizma.ru/alkogolizm/obshhestvo-anonimnyh-alkogolikov-v-grodno/

О чём рассказывают некоторые могилевчане после слов: «здравствуйте, я алкоголик…»

Общество анонимных алкоголиков в гродно

Gorad.by побывал на открытом собрании могилёвского общества анонимных алкоголиков: свою историю рассказала могилевчанка Светлана с надеждой, что это откровение может кому-то помочь…

Около 500 человек в Могилёвской области умерло в 2012 году от заболеваний, вызванных пьянством. За этот же период нетрезвыми людьми было совершено 2 858 преступлений. Около 200 человек на данный момент стоят в очереди на изоляцию в ЛТП…

– Алкоголизм – это хроническое биопсихосоциальное заболевание, как гипертония, тонзиллит и другие, – отметил главный врач Могилёвского наркологического диспансера Александр Фастовец. – У всех хронических заболеваний есть периоды обострения. В случае алкоголизма – это запои.

Специалист отметил, что о полном излечении людей с хронической болезнью говорить всё же нельзя. Что касается алкоголизма, возможности человека выздороветь возрастают в период ремиссии – воздержания от употребления алкоголя. И чем дольше он длится, тем больше шансов у пациента избавиться от пагубной зависимости.

Взгляд на проблему изнутри

Героиня этой статьи Светлана, как и другие зависимые от алкоголя люди, пришла на открытое собрание общества анонимных алкоголиков:

– Алкоголизм – болезнь души, тела и образа жизни. Эту болезнь не остановить одной силой воли. Это как насморк, который как бы ни старался, только волевыми стараниями не вылечишь, а убеждение, что завтра можно перестать пить и начать жизнь заново – иллюзия, это я проверила на практике.

«Мы приняли своё бессилие перед алкоголем, признали, что потеряли контроль над своей жизнью»

Первый шаг к трезвости – это признание того, что у тебя проблемы с алкоголем

В обществе анонимных алкоголиков свои традиции, правила и одна цель – быть трезвыми. Здесь нет списков присутствующих, врачей, принуждения. Почти все собрания закрытые, всё сказанное не выходит за стены помещения. Поэтому в материале нет фотографий людей, борющихся с пьянством, а имена главных героев изменены.

Могилевчане, пришедшие на собрание, не побоялись рассказать свои истории во всеуслышание с надеждой, что они, возможно, помогут кому-то избежать или победить недуг…

Слова, с которых начинаются собрания анонимных алкоголиков, известны многим: «Здравствуйте, меня зовут … и я алкоголик». Первый шаг к трезвости – это признание того, что у тебя есть проблемы с алкоголем. Этому шагу и было посвящено открытое собрание.

Светлана: «Каждый алкоголик проходит три стадии: алкоголь-друг, алкоголь-хозяин, алкоголь-враг»

Стадия «Алкоголь-друг»

«Интересно было там, где пили много»

– У меня папа был алкоголиком, и я терпеть не могла, когда он пил: ругалась с ним, отвергала его, стеснялась. Я думала, что никогда не буду пить. У меня был хороший пример – мама. Алкоголь я попробовала после выпускного вечера: на троих мы выпили бутылку шампанского. Однако я не «подвисла» и жизнь текла дальше.

После окончания школы я познакомилась с парнем, который был меня старше на шесть лет. У них в компании выпивали, и тогда я познала алкоголь. В то время алкоголь был моим другом.

С ним я становилась более умной, раскрепощённой, исчезали комплексы. Но этот период, когда я пила чуть-чуть, был непродолжительным. Вообще мой алкоголизм проявляется в том, как я пью.

Я выпила немножко – моё тело требует ещё, и я не могу остановиться, пока не буду совсем пьяная.

Когда мне ещё не было 20, я себя не обманывала, знала: сегодня вечером я напьюсь, когда шла куда-то на праздник. Это было не часто, и я считала это нормальным. Ну что тут такого? Я пришла пьяная домой.

Приходила поздно, ложилась тихонько спать, чтобы мама не видела, или когда была совсем никакая, вспоминала Бога, перекрещусь три раза и звоню в звонок. Вот так начались скандалы.

Я рассуждала так: кричать на меня, что я пришла поздно, что я пьяная – это мамино дело и обязанность.

Когда мне было 26 лет, я познакомилась с парнем. У нас была такая компания, где все хорошо выпивали. В то время я уже с малопьющими не дружила, мне было там неинтересно. Интересно было там, где пили много. И при этом я считала, что пью как все. Сейчас я понимаю, что думала тогда так потому, что окружала себя такими людьми, которые много пили.

Стадия «Алкоголь-хозяин»

«Алкоголизм – это болезнь отрицания. Я не признавала себя алкоголиком»

– У парня была квартира и я подумала, что неплохо было бы выйти за него замуж и жить отдельно от родителей. Мне очень хотелось уйти от мамы. Мне надоело возвращаться туда, где на меня постоянно ругались, пытались контролировать. Получается, что я вышла замуж, чтобы мне было легче пить.

После замужества, я стала пить почти каждый день после работы. У нас смена заканчивалась в 23:45, после неё я шла в ночной магазин и покупала себе бутылку вина. Сама себе я говорила: выпиваю для того, чтобы легче заснуть. Я выпивала одна. Где находился муж, меня сильно не заботило. Главное – со мной бутылка.

Так алкоголь стал моим хозяином, но я этого не признавала.

Алкоголизм – это болезнь отрицания. Я не признавала себя алкоголиком. Я хорошо выглядела, у меня муж, работа, дом, я не стою под магазином, не валяюсь под забором. О том, что начала выпивать на работе, что появились провалы в памяти, я старалась не думать. Я просыпалась утром или ночью у себя в постели и первая мысль была: где я? Дома.

Слава Богу! Выходя из дома, я боялась выходить в общий коридор потому, что я не помнила, как я пришла домой. Где я была, с кем, в каком виде – для меня это было загадкой. Любой человек на улице мог меня видеть в пьяном состоянии, а когда я пьяна – мне «сносит крышу».

У меня был ужасный страх, стыд и, в то же время, я не считала, что у меня проблемы с алкоголем.

Стадия «Алкоголь-враг»

«Теперь я помогаю людям выбраться оттуда, откуда выбралась я»

– В группу анонимных алкоголиков меня привела сестра. Я называла себя алкоголичкой, но такой себя не считала. Здесь я искала «таблетку» от пьянства для мужа, он тоже был алкоголиком.

Я не могла представить, как я не буду пить всю жизнь, но мне сказали: не пей один день, не поднимай первую рюмку, отложи выпивку на завтра.

И, действительно, если я первую рюмку поднимала, то я всегда «нажиралась».

Однако не начинать пить было непросто. Были срывы, я снова начинала пить, потом брала себя в руки. После пяти лет трезвости я впала в депрессию.

После работы с психологом я вернулась в общество анонимных алкоголиков и делала всё, что написано в программе «Двенадцать шагов». Быть трезвой и находиться в постоянной депрессии – это ад, такой же, как и жизнь, привязанная к бутылке.

Для меня раньше не существовало никого кроме меня, помогать другим людям мне было не свойственно. Теперь я помогаю людям выбраться оттуда, откуда выбралась я. Я знаю, что если я этого делать не буду, я вернусь обратно, а я этого не хочу. 8 февраля 2013 было двенадцать лет и один месяц как я не употребляю алкоголь.

Справка

Первое сообщество анонимных алкоголиков было организовано в 1935 году в США. В Беларуси общество существует уже более 20 лет. Могилёвскому обществу анонимных алкоголиков 25 января исполнилось 15 лет. В Могилёве работает три группы: две группы при костёлах и одна при центре медицинской информации.

Контактные телефоны общества анонимных алкоголиков в Могилёве (звонить с 10:00 до 22:00): +375 (33) 628-31-72, +375 (44) 715-08-41.

Источник: https://gorad.by/by/page/society/4930/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.