Истории алкоголиков про запои

Последствия длительных запоев — реальные истории из жизни алкоголиков

Истории алкоголиков про запои

После школы я поступила на факультет журналистики. На втором курсе вышла замуж и перевелась на заочное: лень было ходить в институт.

Замуж вышла просто для того, чтобы уйти от родителей. Нет, я помню, что была сильно влюблена, но также помню собственные мысли перед свадьбой.

Курю во дворе и думаю: может, ну его, зачем я это делаю? Но деваться некуда — банкет же назначен. Ладно, думаю, схожу, а если что — разведусь.

Я почти не помню ту свадьбу: когда ушли родители, я стала пить водку с друзьями — и все, дальше провал. Провалы в памяти, кстати, тоже нехороший звоночек.

Будущий муж на тот момент жил в редакции газеты, в которой трудился. Мои родители сняли нам квартиру, и мы начали жить вместе.

Я всегда считала себя некрасивой и недостойной любви и уважения. Возможно, по этой причине все мои мужчины были либо пьющими, либо наркоманами, либо и то и другое вместе. Как-то раз муж принес героин, и мы подсели. Постепенно продали все, что можно было продать. Дома часто не было еды, но почти всегда был героин, дешевая водка или портвейн.

Однажды мы с мамой пошли покупать мне одежду. Июль, жара, я в футболке. Мама заметила следы от уколов на руке и спрашивает: «Ты что, колешься?» «Комары покусали», — отвечаю я. И мама верит.

О попытках бросить пить

Я воспринимала в штыки, когда кто-то намекал мне о моих проблемах с алкоголем. При этом считала себя настолько ужасной, что, когда на улице смеялись, я оглядывалась, уверенная, что смеются надо мной, а если говорили комплимент, огрызалась — наверняка издеваются или хотят занять денег.

Было время, когда я подумывала покончить с собой, но, совершив пару демонстративных попыток, поняла, что на реальный суицид у меня не хватит пороху. Я считала мир отвратительным местом, а себя самым несчастным человеком на земле, непонятно зачем здесь оказавшимся.

Алкоголь помогал мне выживать, с ним я хотя бы изредка чувствовала какое-то подобие мира и радости, но и проблем он приносил все больше и больше. Все это напоминало котлован, в который с огромной скоростью летели камни.

Он когда-нибудь должен был переполниться.

Последней каплей стала история с украденными деньгами. Лето 2005-го, я работаю на реалити-шоу.

Работы много, скоро запуск, пашем по двенадцать часов без выходных. И вот удача — в кои-то веки нас отпустили пораньше, в 20.

00. Мы с подружкой хватаем коньяк и летим снимать напряжение в многострадальную бабушкину квартиру.

После (я этого не помню) подруга посадила меня в такси и назвала адрес моих родителей. С собой у меня было что-то около 1200 долларов — деньги не мои, «рабочие», их-то у меня и украл таксист. И, судя по состоянию одежды, просто вышвырнул меня из машины.

Спасибо, что не изнасиловал и не убил.

Помню, как, в очередной раз отличившись, я говорила маме: может, мне закодироваться? Она отвечала: «Что ты выдумываешь? Тебе просто нужно взять себя в руки. Ты же не алкоголик!» Мама не хотела признавать реальность просто потому, что не знала, что с ней делать.

От отчаяния я все-таки пошла кодироваться. Мне хотелось отдохнуть от неприятностей, которые на меня то и дело обрушивались. Я не собиралась бросать пить навсегда, скорее устраивала себе трезвый отпуск.

О болевом пике

Я не задумывалась о ребенке (если честно, до сих пор не уверена, что материнство — это мое), но мама постоянно говорила: «Меня родили, когда твоей бабушке было 27, я тебя тоже в 27, пора бы и тебе рожать девочку».

Я подумала, что, возможно, мама права: я замужем, и к тому же все люди рожают. При этом я не спрашивала себя: «Зачем тебе нужен ребенок? Хочешь ли ты за ним ухаживать, нести за него ответственность?» Тогда я не задавала себе вопросов, не умела разговаривать с собой, слышать себя.

О жизни с трезвостью

Алкоголь — очень тяжелый вид отдыха. Сейчас я поражаюсь, как мой организм вообще все это выдержал. Я лечилась, пробовала бросать и снова срывалась, почти потеряла веру в себя.

Окончательно я бросила пить 22 марта 2010 года. Не то чтобы я решила, что именно 22-го, в светлый день весеннего равноденствия, я перестаю пить, ура. Просто это была одна из многочисленных попыток, которые привели к тому, что почти семь лет я не пью. Ни капли. Не пьет муж, не пьют родители — без этой поддержки, думаю, ничего бы не получилось.

Поначалу я думала примерно так: увидев, что я бросила пить, Боженька спустится ко мне на землю и скажет: «Юляша, какая же ты умница, ну наконец-то дождались, теперь-то все будет хорошо! Я тебя сейчас награжу как положено — будешь у меня самой счастливой».

К моему удивлению, все было не так. Подарки с неба не сыпались.

Я была трезвой — и на этом все. Вот она, вся моя жизнь — свет как в операционной, не спрячешься.

По большей части я чувствовала себя одинокой и ужасно несчастной. Но на фоне этого глобального несчастья я впервые пробовала делать другие вещи, например, говорить о своих чувствах или тренировать силу воли.

Это самое важное — если не можешь идти в другую сторону, нужно хотя бы лечь в ту сторону, сделать хоть какое-то телодвижение.

Источник: https://alkogolizm.top/istorii-alkogolikov-pro-zapoi/

Моя алкогольная история: борьба с зеленым змием

Истории алкоголиков про запои

История каждого алкоголика – уникальна. Как он стал рабом аддикции и что помогло справиться со своей болезнью, расскажет нам наш бывший пациент. Его «алкогольная история», как и опыт многих других людей, успешно победивших зависимость, служит вдохновением для наших пациентов.

Я – алкоголик. ужасные метаморфозы

Никогда не относился к алкоголю отрицательно. Для меня выпивка была доступной возможностью улучшить настроение и расслабиться. С момента моего поступления в институт пара бутылочек пива стала верным спутником моих вечеров. Я был предоставлен сам себе – жил в общежитии, вдали от родителей.

Довольно быстро у меня появились товарищи, с которыми выпивать стал еще больше. Разумеется, мы никогда не злоупотребляли, и не выпивали ежедневно. Мы позволяли себе расслабиться лишь в пятничные вечера, когда учеба заканчивалась и впереди ждали выходные. Постепенно такие мероприятия стали проводиться и по выходным.

Тогда я был на третьем курсе, и не видел в наших попойках ничего предосудительного. Выпивка приносила радость, собирала большую компанию. Употребления пива или вина сопровождалось игрой песнями под гитару, настольными играми, смехом и весельем. Какой человек откажется от подобного удовольствия после напряженной рабочей недели?

Ситуация продолжала ухудшаться, но я упорно не замечал проблемы. Даже когда празднование окончания экзаменов переросло в трехдневную «пьянку», я не придал этому значения. Вскоре такие «мини-запои» стали для меня нормой. Оправдывал я это тем, что на выходных имею право отдыхать и расслабляться, как мне того хочется. К сожалению, хотелось мне лишь одного – выпить.

Учеба закончилась, а прочная ассоциация алкоголя с весельем и беззаботностью осталась. Устроившись на работу, я продолжил выпивать по выходным, собираясь с друзьями в баре или у себя дома.

Нередко такие вечеринки заканчивались сильнейшим недомоганием и провалами в памяти, но даже это не заставляло меня задуматься о своей жизни.

Моя зависимость от спиртного, на тот момент, была довольно сильна, поэтому я закрывал глаза на все проблемы, которые приносила выпивка. Но вечно моя алкогольная история продолжаться не могла.

Достигнув дна: как я понял, что пора остановиться

Моя любовь к выпивке по выходным не мешала мне строить карьеру. Я работал на износ, стараясь впечатлить начальство, решал сложнейшие задачи и приходил домой выжатым, как лимон. Я жил один – родители были далеко, а отношения я решил отложить до лучших времен.

У меня не было девушки, зато было множество друзей, с которыми всегда можно было распить несколько бутылок пива и поговорить по душам. Такие встречи проходили все чаще, но мой молодой организм пока справлялся с ядом, которым я добровольно убивал себя.

Нередко бутылка пива скрашивала мое одиночество и посреди рабочей недели – так я справлялся с грустью, усталостью, неудачей на работе.

Настало время отпуска, и именно он изменил всю мою жизнь. Я пил весь месяц. Иногда меньше, иногда больше, но алкоголь присутствовал в моей жизни каждый день отдыха. Я думал, что заслужил это. Сейчас я со страхом вспоминаю свои слова.

Получается, что я заслуживал смерти? Заслуживал деградации, потери памяти, хронических болезней? Я был настолько не удовлетворен собственной жизнью, что готов был расстаться с ней, лишь бы больше не чувствовать одиночества, не просиживать на однообразной работе дни и ночи.

Но даже за этот месяц осознание масштабов бедствия ко мне так и не пришло – разум был затуманен спиртным.

Конец алкогольной истории: мое исцеление

Я недоумевал, что заставляет моих знакомых говорить со мной об алкоголизме. Разве я валяюсь под забором или собираю копейки, чтобы купить флакончик спирта? Я долго не мог понять, в чем проблема, пока не приехал в гости к родителям.

В моем доме никогда не злоупотребляли спиртным, а потому, я не пил все две недели пребывания здесь. Именно тогда я понял, что такое ломка. Я не мог заснуть, меня мучили угрызения совести, апатия. Без возможности выпить я стал раздражительным, постоянно срывался на окружающих.

Тогда и пришло понимание того, что я стал рабом алкоголя.

К счастью, я нашел в себе силы признать проблему и обратиться за помощью к специалистам. Я благодарен всем своим настоящим друзьям (многие оказались простыми собутыльниками) за поддержку. Начав лечение в реабилитационном центре, я многое осознал.

Сейчас моя жизнь кардинально изменилась – уже год, как закончился курс лечения, но я продолжаю посещать центр, чтобы поддержать пациентов. Чтобы быть счастливым, человеку не нужен алкоголь.

Важно находить радость в реальности, наслаждаться теми мелочами, из которых и состоит наша жизнь.

30.08.2015

1136

Источник: http://nezavisimost.pro/moya-alkogolnaya-istoriya-borba-s-zelenym-zmiem.html

Лечение алкоголизма: история первая

Истории алкоголиков про запои
100% научно. Автор этой статьи, эксперт: нарколог Максим Кирсанов

Вкратце:  Врач-нарколог Максим Кирсанов рассказывает истории своих пациентов. Вы можете узнать историю жизни, борьбы с алкоголизмом и успешного излечения.

Пациент Б., 1972 года рождения. Второй ребенок в семье служащих, матери при рождении было 37 лет. Сестра старше пациента на 15 лет. Столь позднее рождение сына объясняет спецификой работы мужа (постоянные длительные командировки, неустроенность быта — проживание на съемных квартирах). Отец пациента по специальности инженер, мать — врач.

В раннем детстве был достаточно болезненным ребенком, что послужило причиной воспитания его дома (детский сад не посещал). В детстве нередко ходил во сне, но это прекратилось после того, как ему исполнилось три года. Несмотря на повышенные внимание и заботу, воспитывался без гиперопеки.

Со слов матери, с малых лет отличался повышенной впечатлительностью, был ласковым, домашним ребёнком. Мог часами заниматься один каким-либо делом. Был усидчивым, упорным, аккуратным. Ввиду занятости отца на работе, внимание от него получал только в выходные дни, чего «явно не хватало». В течение же остальных дней находился под опекой матери.

Рано научился читать и писать, обладая прекрасной памятью, в 5 лет уже свободно и с удовольствием заучивал стихи. В первый класс пошел 7 лет. Воспоминания об этом периоде жизни достаточно скудные, но пациент отмечает, что «в школе не знал, что делать, читать, писать и считать уже умел».

Получать отличные оценки, быть в числе лидеров по успеваемости понравилось. Начальную школу пациент окончил на «отлично», получил грамоту от руководства школы, чем был очень горд.

Когда пациент учился в третьем классе, старшая сестра вышла замуж. Он ревновал ее к избраннику, даже «убежал со свадьбы». Так как сестра уехала жить к мужу, Б. испытывал чувство обиды, считал, что «сестра его променяла». В последующем, чувство обиды прошло, отношения восстановились.

До 8 класса был круглым отличником с примерным поведением. Из-за того, что он хорошо учился и был домоседом, многие одноклассники его недолюбливали.

Так как рос ребенком, далеким от спорта и физической культуры, участия в потасовках не принимал, но несколько раз был поколочен маргинальными одноклассниками.

Результатом драк явились перенесенные трижды черепно-мозговые травмы, сотрясения головного мозга.

После 8 класса решил пойти по стопам матери, стать врачом. Успеваемость сохранялась очень хорошей, он еще больше дистанцировался от своих одноклассников, готовясь к поступлению в институт. В это время у сестры родилась дочь, отношения в семье стали ухудшаться. Когда Б.

заканчивал 10 класс, сестра развелась с мужем и переехала с ребенком к родителям. Он с удовольствием помогал в уходе за племянницей. Без сложностей окончил среднюю школу, успешно сдав вступительные экзамены, был зачислен на первый курс медицинского института.

По-прежнему, держался достаточно обособленно, ни с кем из однокурсников не сближался, дружеских отношений не поддерживал. Был очень стеснительным, несмотря на вполне привлекательные внешние данные, отношения с противоположным полом складывались не просто.

Будучи весьма впечатлительным, неоднократно испытывал чувство дурноты при виде крови, присутствуя на операциях. Окончательно решил связать свою жизнь, как и мать, с терапией.

Алкоголизм

Во время обучения на 4 курсе у Б. после тяжелой болезни умер отец. Смерть его Б. перенес, «на удивление легко». Не отрицает, что в этом, возможно, помогло спиртное, которое он впервые в жизни попробовал на похоронах. «Правда, напился, как свинья, плохо что помнил».

Утром «сильно болел: беспрестанно рвало, разламывалась голова, страшно хотелось пить». После смерти отца стал более открытым, мотивирует свою метаморфозу пониманием того, что «все смертны, если всю жизнь быть одному, то некому будет в старости таблетку дать или стакан воды».

Сказалось и увеличение количества клинических занятий, разделение на более малочисленные группы. В дальнейшем, до окончания института, спиртное употреблял «всего несколько раз в компаниях сокурсников». После окончания института распределился терапевтом в поликлинику.

Нареканий со стороны руководства не получал, с работой справлялся. Продолжал с удовольствием «возиться с племянницей», о создании собственной семьи не задумывался.

В возрасте 25 лет потерял мать, скоропостижно скончавшуюся от инфаркта миокарда. С этого момента стал выпивать чаще. В качестве причин, приведших к усугублению пьянства, называет «тягостное одиночество, нежелание идти домой, чтобы таращиться в стену». Охладел к сестре и племяннице.

Сначала употреблял вино, пиво, через год постепенно перешел на крепкие спиртные напитки. Предпочитал коньяк всем остальным алкогольным напиткам. За 2-3 года заметно наросли как разовая (до 70-100 мл.), так и суточная (до 0,5-0,6 л.) доза потребляемого алкоголя. Таким образом, к 30 годам у пациента почти сформировались признаки алкоголизма.

Когда впервые опохмелился утром, не помнит («где-то к 30-31 годам»). Продолжала нарастать суточная доза алкоголя, достигнув 1,0 л., стали появляться проблемы на работе (приходил с «запахом», отношение к пациентам стало сугубо формальным). Имел беседы с заведующей отделением. Так как Б.

был хорошим специалистом, дисциплинарных санкций первое время к нему не применялось.

Приблизительно, в 33 года впервые развилось запойное состояние после празднования своего дня рождения. Алкоголизировался в течение 3 дней, впервые прогулял работу. После запоя был предупрежден администрацией поликлиники о «неполном служебном соответствии», возможности увольнения.

Дома был скандал с сестрой, которая крайне негативно относилась к пьянству (бывший муж злоупотреблял спиртным). «Клялся и божился», что больше пить не будет. Но через 2 месяца повстречал однокурсника, «зашли в чебуречную, выпили немного». По дороге домой «как следует нализался, так захотелось, все мысли были только об этом».

Как добрался, не помнит. Наутро на работу не пошел, продолжил употребление спиртного. Пил 5 дней. На работе появился только через неделю, «чтобы не помятым предстать перед начальством», с заявлением об увольнении. За последующие 4 года сменил несколько мест работы, но подолгу нигде не задерживался из-за пристрастия к алкоголю.

Совершенно испортились отношения с родственниками, сестра всерьез подумывала о размене квартиры.

Кризис

Читайте интересные и смешные статьи в нашем блоге!
* В Омске решили бороться с пивнушками в жилых домах.

* Не было водки! Только кефир… История.

* Как не напугать окружающих, когда ты выпил спиртное. История.

В 2010 году после очередного запоя был госпитализирован в наркологический стационар. Выписался через неделю с отказом от лечения. Не употреблял спиртное около 3 месяцев, устроился на работу. В дальнейшем продолжил пить, сохраняя количественный контроль, не опохмелялся, ходил на работу. Однократно отмечает эпизод недельного употребления алкоголя, «не более 250 грамм после работы, ежедневно».

В ноябре 2010 года после ссоры с соседями ушёл в запой. Выпил около 1 л. водки. События дня не помнил. На следующий день продолжал пьянство, но количество выпитого спиртного значительно снизилось, не более 0,5 л. водки. Через 2 дня самостоятельно прекратил пьянство.

Изменение состояния отмечает на следующий день, когда «обострился слух, стал слышать, что обо мне говорят соседи». Со слов пациента, сначала появился «женский голос, который начал ругать за сварливость, за то, что курю на балконе». В последующем, присоединились и «мужские голоса». Голоса слышал «внутри головы», чувства сделанности, чуждости их не было.

В дальнейшем, его «стали преследовать какие-то люди, одни и те же машины приезжали к работе, интересовались кто он, что делает, обсуждали поступки, осуждали за несдержанность, инициировали травлю со стороны посторонних людей».

Эти «люди» сопровождали пациента по дороге на работу, продолжали его осуждать, ругать, «создавать условия, вынуждающие уйти с работы». Пациенту «сначала никто не верил, но, в дальнейшем, сестра поняла, что это правда».

Через неделю, в связи с появлением болей в области сердца, вызвал бригаду «Скорой помощи». Был доставлен в кардиологическое отделение, откуда вечером того же дня «убежал, так как голоса обсуждали и там».

Со слов сестры, пациент позвонил ей и сообщил, что направился в НКБ № 17, но «не нашел больницу и будет ночевать на Павелецком вокзале». Утром вернулся домой. Обратился за помощью в связи с тем, что «морально уже был истощен, устал от постоянного обсуждения». Голоса прекращались когда «надевал наушники».

Перестал их слышать, направившись в наркологический стационар, как только «товарищ на машине отвез от дома».

Излечение

Его госпитализировали в отделение неотложной наркологической помощи. Состояние было расценено как острое психотическое расстройство на фоне злоупотребления спиртным. Первоначально был напряженным, встревоженным, периодически вслушивался в окружающие звуки.

На фоне лечения стал спокойнее, перестал «слышать голоса». Пройдя курс интенсивной терапии (семидневный цикл инфузионной терапии, то есть капельницы, и курса таблеток), был переведен в психотерапевтическое отделение.

Длительная и упорная работа психотерапевтов, психиатров-наркологов создала благоприятную почву для дальнейшего лечения.

То, что пил он непродолжительно, интеллект его сохранился, а также медицинское образование, не до конца утраченные социальные контакты и сохранившаяся способность к критической оценке своих действий привели к тому, что он пересмотрел своё поведение.

Он принял решение завершить курс лечения «кодированием» на год. По прошествии 3,5 лет, Б. продолжает вести трезвый образ жизни. Работает по специальности. Своей семьи у него по-прежнему нет. Регулярно посещает врача, проводит профилактическое лечение. Как-то в беседе сообщил, что «те голоса его здорово напугали».

«Невозможно объяснить, насколько страшно становится, когда их начинаешь слышать, буквально, везде и все время. Как они ругаются, угрожают, унижают. Как невозможно ночью заснуть потому, что голоса слышаться внутри головы, хочется ее разбить о стену, чтобы они замолчали». Б. бросил пить, и тяги к спиртному у него нет.

С его слов, он «вычеркнул алкоголь из списка живущих, хотя это стоило длительных и серьезных усилий». Б. логично рассудил, что «белая горячка» не за горами, в любой момент он может «превратиться в идиота». Сожалений о принятом решении у Б. нет, установка на трезвость неформальная, по нему видно, что он очень не хочет возвращаться назад.

» История вторая

» История третья

» История четвёртая

Статья обновлялась в последний раз: 12.01.2019

Не нашли то, что искали?

Автор-эксперт: Максим Кирсанов

Подпишитесь на рассылку. Мы будем вам рассказывать, как пить и закусывать, чтобы не навредить здоровью. Лучшие советы от экспертов сайта, который читают больше 200 000 человек каждый месяц. Прекращайте портить здоровье и присоединяйтесь!

Источник: https://pohmelje.ru/lechenie-alkogolizma-istorii-pacientov-1/

В Бресте уже 20 лет работают группы анонимных алкоголиков, в них сейчас 150 человек. Группы помогают хроническим алкоголикам признать своё бессилие перед спиртным и научиться жить с этой зависимостью.

Нора и Александр регулярно посещают группы анонимных алкоголиков. Мы встретились с ними в центре города в тихом уютном дворике. Аккуратно одетые мужчина и женщина встречают меня улыбкой. Вдали от суматохи улицы Советской их истории звучат как исповедь.

Нора

17-й год трезвости

Свой рассказ Нора начинает с воспоминания о первой рюмке водки. Её она выпила в 15 лет, когда с классом выехала на природу отметить окончание учебного года.

“Я выпила немного, и мне тут же стало плохо” – вспоминает она. – “Но вместо того, чтобы сделать вывод “не пить”, моя голова приняла другое решение: я должна научиться пить. Это какой-то синдром отличницы: я должна быть впереди планеты всей”.

Дальше – больше. Со следующего учебного года каждую субботу наша героиня с одноклассниками ходила на дискотеку. Не обходилось и без алкоголя.

“Я тренировалась”.

“Выпив первую рюмку, я открыла ящик Пандоры”

Нора из приличной семьи: родители если и выпивали, то по праздникам и в меру. Что творит алкоголь с человеком, женщина и не подозревала. Однако позже прочитала исследования американцев о том, что алкоголизм – нередко болезнь генетическая.

“Мой дед сразу после войны в позднем возрасте начал пить, и у него сразу начались запои. Значит, действительно, есть предрасположенность какая-то. Я поняла, что как только выпила свою первую рюмку, открыла ящик Пандоры”.

Нора любила пить в подворотнях, на крышах. И обязательно с горла. Сейчас, огладываясь на прошлое, она понимает, что 16-летняя девочка с сигаретой и стаканом выглядит плохо. Но тогда казалось, что это очень круто.

Алкоголизм – это тройственное заболевание: болезнь тела, ума и души. А ещё это болезнь прогрессирующая. С поступлением в институт Нора узнала, что такое провалы в памяти. Училась она хорошо, но после субботних дискотек могла ничего не помнить.

“Мне один раз рассказывали, что в подпитии я бросала ёлочные игрушки на голову декана. Я этого не помнила. А меня ведь чуть не отчислили”.

Но бывали случаи и похуже.

“Я могла сидеть за столом с ребятами, а потом резко брык! – и упасть без сознания. А все ж пьяные. Меня заматывали в покрывало и выносили в другую комнату. Сейчас я уже понимаю, что я и кони могла там двинуть, умереть просто”.

“В дамской сумочке я стала носить с собой бутылку алкоголя”

Нора окончила институт и вышла замуж, родила ребёнка. Но проблемы с алкоголем никуда не делись. Ещё находясь в декретном отпуске она притронулась к алкоголю и снова начала пить. Каждый день.

“Я ходила с ребёнком в такие компании, которые сейчас вызывают ужас”.

После выхода на работу начались проблемы и там: Нора выпивала прямо на рабочем месте, прогуливала, а на её столе появилось подписанное заявление на увольнение, в котором оставалось только дату поставить.

“Есть такое выражение: я при жизни увидела ад. Я знаю, что это значит. Ад – это когда плавится мозг, от боли скручивает всё тело, печень, кажется, вылетает. Наступил момент, когда я самостоятельно перестала выходить из запоя.

Утром мои мысли были о том, что я дура. И не потому, что пью, а потому, что дома надо иметь заначку. В дамской сумочке я стала носить маленькую бутылочку спиртного.

Конечно, это огромное унижение для женщины, но я себя со стороны не видела”.

Дальше всё по сценарию: капельницы, больницы, обещание больше не пить. Этого хватало на недели две. А потом снова запои.

“Сейчас я могу ответить, почему так получалось: у меня просто мышление алкоголика. Я не управляю своим решением не пить”.

“Я до сих пор помню имя медсестры, которая дала телефон Анонимных Алкоголиков”

Родные всё видели, но не знали, что делать. Муж тоже немного выпивал, но умел вовремя остановиться. А мама сначала не подозревала о масштабах проблемы, видела Нору только подвыпившей. Но когда всё открылось, она начала контролировать дочь, встречать у подъезда, оставаться у нее на ночь.

Бросить пить Норе помогла случайность. После очередного запоя мама отвезла нашу героиню в больницу. Первый день её прокапали, а на второй не хватало денег. Мама поехала за деньгами, а когда вернулась – в больнице сменились врачи.

“Я до сих пор помню имя медсестры, которая дала телефон Общества Анонимных Алкоголиков – Снежана. Мама сначала сама поговорила с обществом. Там сказали, что она помогает мне пить.

Она приходит, стирает, готовит, убирает, с ложечки кормит, платит за меня. А нужно было меня оставить. Чтоб я постепенно допилась до самого дна.

Каждый из нас должен дойти до своего дна: морального, физического, психологического”.

“У Бога безупречное временное регулирование”

Первый раз на собрание Нору привели под руки – сама идти она не могла. Она слушала рассказы людей и удивлялась: трезвость год и два месяца, пять лет, десять. Как такое возможно? Ведь у неё не получается держаться без алкоголя больше 2 недель.

“Все счастливые, улыбающиеся, радостные. И каждый говорит: здравствуйте, меня зовут так-то и я алкоголик. Мой миф вообще развеялся. Для меня-то алкоголик это кто? Грязный, вонючий, который валяется под забором”.

С того дня Нора не выпила ни рюмки. Это был декабрь 2000 года.

“Сейчас по мне не видно, что я хронический алкоголик. Но стоит мне выпить первую рюмку… я даже иллюзий себе не строю. Тело алкоголика остаётся больным навсегда. Но мне совершенно не хочется выпить. Мы и алкоголь идём параллельно”.

Желание выпить не появляется даже на праздничных застольях – возле Норы стоит стакан с водой.

На работе Нору снова повысили. Теперь на общих собраниях её не ругают, а награждают: грамотами, похвальными листами, благодарностями.

“Я маме об этом рассказываю. Она человек старой закалки – ей очень приятно”.

Отношения с сыном и мамой постепенно пришли в норму. Сын иногда посещает группу “ВДА – Взрослые Дети Алкоголиков”. Сейчас он понимает Нору намного больше.

“У Бога безупречное временное регулирование. На собрание меня привели в четверг. А в понедельник, если бы я не перестала пить, меня бы уволили”.

Александр

8 месяцев трезвости

Александр кивает головой, соглашаясь с Норой: понять алкоголика может только алкоголик.

Пить Саша тоже начал рано. В 15 лет, отмечая Новый год с друзьями, он впервые сильно напился.

“Мама забирала меня с лавочки. С этого всё и началось. Родители дома выпивали, поэтому за мной особо никто не следил”.

“Я остался на улице”

Александр немногословен, но без стеснения рассказывает свою историю. Об Обществе Анонимных Алкоголиков он знал еще с 14-15 лет – мама посещала собрания.

“До 30 лет я думал, что проблема алкоголизма меня вообще не коснётся. Я был как все: нормальный человек. Но в 30 лет я просто остался один”.

От выпивающего Александра после смерти отца отвернулись все: мама и брат перестали общаться, жена ушла. С работой тоже начались проблемы.

“Со всех работ я уходил. Поэтому и квартиру служебную у меня забрали. Я остался на улице”.

Саша решился и позвонил матери.

“Я нуждался в помощи. Я просто устал от такой жизни: друзья, блатхата. Даже не друзья – так, собутыльники. Попросил её отвезти меня в Жировичи, в монастырь. Мне хотелось скрыться от этого мира куда-нибудь. Но ничего не вышло”.

“Я думал: вот похожу на собрания и научусь пить”

Вернувшись в Брест, Александр понял: последнее, что осталось – обратиться к Анонимным Алкоголикам.

“Это даже нельзя назвать лечением. Я не знаю, как это назвать. Я обрёл желание бросить пить. Я захотел что-то с этим сделать, я наконец-то увидел, что мне это очень мешает”.

Однако это ощущение было временным. Нехватка алкоголя ощущалась всё острее. И Александр начал срываться.

“Я думал: вот похожу на собрания и смогу научиться пить. Я не выполнял никакие рекомендации и в итоге напивался. Запои были длительные: по шесть месяцев, по семь. Было ужасно. Одна поднятая рюмка перечёркивала всё годовое лечение.

Восемь месяцев назад я понял, что просто был недостаточно честен с собой, никому ничего не рассказывал. На этот раз я решил изменить всю свою жизнь: не только внешнюю, но и внутреннюю. Я решил попробовать 12-шаговую программу исцеления”.

“В данный момент у меня есть только спортивная сумка вещей. Но появилось другое душевное состояние”

Саша начал делать шаги вместе с наставником, или, как его ещё называют, спонсором. Старожилы движения говорят, что называть наставника спонсором стали давно – раньше спонсор реально платил за своего пьющего собрата: оплачивал больницы, детоксы, штрафы.

Спустя некоторое время он увидел первые изменения – начал по-другому смотреть на вещи.

“Я не могу сказать, что моя жизнь улучшилась. У меня ничего не появилось. В данный момент у меня есть только спортивная сумка вещей. Зато появилось другое душевное состояние. Мне жить приятно.

Просто радоваться, что я живу, а не стреляю на бутылку водки. Я ещё не рассчитался с долгами, но знаю, что всё решаемо. Раньше я убегал от этого, запивал проблемы.

Теперь просто смело буду идти навстречу этим долгам и всему остальному”.

Самое главное, считает Александр, принять решение для себя, признать, что ты алкоголик. Алкоголизм – болезнь, от которой нет таблетки. Нужно опуститься на самое дно, чтобы понять, что пора бросать пить.

“У меня появилось огромное желание не пить. И я почувствовал, что моя жизнь меняется. Вернулось доверие моих близких: мамы и брата. Появилась девушка, которая, слава Богу, не видела меня пьяным. Мне люди верят. И это я не променяю ни на что. Я не хочу возвращаться в то дерьмо”.

Справочно

В 2017 году брестское движение Анонимных Алкоголиков отметило своё 20-летие. Сегодня в брестское сообщество входит более 150 человек, занятия проходят в четырёх группах. Основное условие – желание бросить пить. Существует отдельная группа для детей алкоголиков: ВДА – Взрослые Дети Алкоголиков.

Всю подробную информацию можно найти на официальном сайте Сообщества Беларуси или на сайте брестского движения.

Телефон: (8 029) 207 84 71.

, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Источник: https://natatnik.by/anonimnye-alkogoliki/

Истории жизни членов АА

Истории алкоголиков про запои

    Все пьют. Везде и много. Безудержно пьют врачи. Запойно пьют артисты. Сантехники – эти просто без вариантов. От тяжелой работы страшно пьют шахтеры. Шоферы пьют запойно, чтобы расслабляться. А я пил в милиции.

(Читать дальше)

  Бьющие, вонзающиеся, как хлыст, строки. С плеча – наотмашь. Сухие, сжатые, лаконичные.

А ведь подумать, за ними – жизнь человеческая…

«АНКЕТА»

   15 лет. Первое употребление алкоголя (за компанию, в школе).

   16 лет. Впервые пьяный. Сделалось плохо, рвало. Первый зарок не повторять.

   17 лет. Регулярные, но не частые злоупотребления. Перестаю быть «маменькиным сынком» – «крутой», «свой», «рубаха-парень».

   20 лет. Студенческая жизнь. Попойки в каждые выходные и по праздникам. Крепкие напитки. Зарекомендовал себя: «держу и несу».

   21-23 года. Женитьба. «Официальные» злоупотребления – с родственниками, супругой. Чувство уверенности в себе, своей значимости. Первые опохмелки.

   24-30 лет. Престижная работа, должность, звание. Держу фасон. Первые запои, первая ложь, самооправдания.

   31-33 года. Первая кодировка на три года. «Взялся за ум». Держусь, борюсь, но трезвость эта не по душе. Раздражен, зол.

   34 года. Срок кодировки закончился, и я пьян. Заслуженно снимаю стресс от трезвости. Потеря семьи. Я – свободен.

   35 лет. Проблемы на службе. Прогулы, объяснительные, предупреждения. Без опохмелки не могу. Трезвые периоды сокращаются.

   36 лет. Впервые в вытрезвителе. Не вытрезвили. Тяжелейшие выходы из запоев (с помощью нарколога). Транквилизаторы. Неудачные эксперименты с «эспераль», «торпедо». Запои до двух недель.

   37 лет. Запои, опохмелки-запои, наркологи. Первый раз в наркостационаре. Безработный, пропиваю вещи.

   38 лет. Пьянство не начинается и не прекращается. Денег нет, продавать нечего. Еще «эспераль», зароки. На работу устроиться не могу – мне, бывшему офицеру, ничего достойного не предлагают. Живу на пенсию матери. Проблемы со здоровьем.

   39-41 год. Сменил четыре места работы. День и ночь – поиски спиртного. Чувствую, что иду ко дну. В округе всем должен, пью в одиночку. Хочу бросить, но не могу.

   Мне 42 года. Пришел в АА. Регулярно посещаю собрания. Программу АА принял всей душой. Постепенно стал приходить в себя, учиться слышать. Депрессия уходит. Отношения в семье налаживаются. Характер стал мягче. Появилась цель. Жизнь стала совсем другой.

   Сегодня у меня три года трезвости.

Георгий, Архангельск

  КОМИССИЯ

   22 года я находился на учете в наркологическом диспансере.

   И вот…

   Вошел в кабинет. Сидят врачи – комиссия. Готов на все. На любой результат. Два раза уже была комиссия – не сняли. Учет есть учет, сам виноват, вовремя не отмечался.

   Задают вопросы. Много. Каверзные. Например: что может сбить меня с толку, выбить из колеи? Отвечаю: смерть матери, рождение сына, смена работы, финансовые трудности…

   Ждут: – И?..

   – Что «и»?

   – Что тогда делать будете?

   – Я это пережил. Трезвым.

   Говорю, а сам понимаю, что все это только благодаря АА.

   Молчат. Потом говорят: – Вы девятый год не пьете?

   – Да. Пауза.

   – Что ж, мы вынуждены с вами попрощаться.

   Встаю, благодарю врачей, всех присутствующих…Слышу:

   – Тебя фотографировать надо. Как чудо.

   – Спасибо, не надо. Я буду в гости приходить, навещать.

   – Успеха!..

   Вышел. Мне почему-то было грустно…

Сергей Ц., Чита

 ДНО

 Очнулся в одежде – темно. Состояние не передать – запой. Со страхом и надеждой смотрю на часы – а вдруг уже утро? Тогда хотя бы можно будет двинуться к магазинам… Нет, два ночи! Стало быть, надо переносить пытку до утра.

   О-о-о, пытка эта разнообразна, она не прекратится ни на секунду, никогда. Только мой друг может остановить этот ад. Теперь он у меня один остался – последней предала мать. Вот уже полгода, как на ее двери замок.

   Вся моя жизнь – это сплошная череда подлости, злобы и предательства. И только друг помогает мне примириться с этой проклятой жизнью. Но за все надо платить – нужны деньги. Хотя я и так отдал ему последнее, что можно обратить в деньги.

Стало быть, он тоже предает меня. Последнее время стал со мной как-то холоден, равнодушен. Не дарит ни радости, ни душевного покоя, как было раньше. Придет, подлечит, и нет его – как не было.

А я опять в забытьи, и вот, с минуты на минуту очнусь и буду снова мучиться – жить в этом проклятом мире…

(Читать дальше)

 ХОДИКИ

Первый срыв… 1994-й, август. Давно это было. На подъеме настроения – на вираже. Разумеется, все было не так просто. Послушайте-ка.

   К тому времени я был в АА чуть более полугода. И вот, один из сотоварищей рассказывает историю, в которой было следующее: он был в «завязке» − сам по себе, без медикаментов, на силе воли, и все было хорошо.

Но в какой-то момент до него дошло, что в голове у него тикают часы: прошло столько-то дней без выпивки, столько часов, столько минут… «Часы» тикали все назойливее, все настойчивее, и он «развязал». «Часы» исчезли..

.

   Как только он рассказал свою историю, в моей голове тоже появился циферблат, и стрелки стали отстукивать свое: 5 месяцев и 2 недели, 5 месяцев и 20 дней, 5 месяцев – уже 22 дня!.. Читатель, конечно, уже догадался: это была ловушка. Теперь я это тоже понимаю, а тогда…

(Читать дальше)

 ХОД МЫСЛЕЙ

  Наркодиспансер. В 3-й раз. Почти все потерял. Мутно − от таблеток и мыслей в голове. Возможно, жена права, она говорила: «Закончишь свою жизнь с бичами». Ни она, ни сын ни разу не пришли. Обидно, никому стал не нужен.

Дочь принесла как-то раз дешевые сигареты − лучшие я не заслужил. Работу потерял, долги просто не совместимы с жизнью (махинациями обворовал две фирмы). Впереди – страх, мрак и неизвестность. Смотрю в окно.

Выпишут – наверно, буду пить.

   Что происходит, где выход? Пойду прилягу. Лежу.

   − Ребята, здравствуйте, я − Юра, я − алкоголик.

   Смотрю, мужик какой-то в очках в дверях − улыбается.

   − Я раньше пил, хочу рассказать о своей жизни, приходите в столовую…

   Их трое. Тащусь в столовую, сажусь, начинаю слушать. Говорят, что они алкоголики. Слышу: «В последний раз я выпил в 94-м…» Лениво соображаю: вообще, что ли, никогда − и даже по маленькой? Это невозможно. Я-то думал, хотя бы годик не попить. А день рождения? А Новый год, а 8-е Марта?.. 

(Читать дальше)

  В СВОЕЙ СТАЕ

   …Падение происходило не сразу, рывком, а незаметно, постепенно. Когда я работал на заводе, у нас были «внеочередные» деньги − квартальная премия.

Банкет на рабочем месте «с кварталки» − Святое дело! Затем, также незаметно, добавились выпивки «втихую» − с получки, потом с аванса, потом − по пятницам. Календарные праздники, дни рождения и всё такое – само собой.

Я не озадачивался этим, организм у меня был здоровый, молодой, кризис 90-х ещё не пришел, и утром легко можно было поставить все на свои места – пивком или стопкой водки.

Появилась, правда, настораживающая привычка – после стопки, которая была «не выпивки ради, а здоровья − для», добавлять вторую, третью − «догоняться». А ещё через некоторое мой распорядок дня, планы и вовсе стали подгоняться под Джона Ячменное Зерно. Не только планы, но и бюджет, конечно… 

(Читать дальше)

    Получив по почте этот рассказ, редакция долго сомневалась: надо ли его публиковать. Не уподобимся ли мы тем СМИ, которые изо дня в день насилуют нас «чернухой». И мы поступили так: связались с автором и поинтересовались, как у него обстоят дела с выпивкой сегодня? И, получив положительный ответ, решились. 

Дорогая память 

  Мне трудно вспомнить опыт своего первого употребления алкоголя, да это, наверное, и не нужно. Но помню тот, который случился в мои 13 лет. Тогда с подругой мы выпили на двоих бутылку самогона. Моя мать гнала самогон, и его в доме было предостаточно. Самогон – не слабый напиток, и для меня вскоре стало нормой напиваться до беспамятства.

(Читать дальше)

Источник: http://vnezavisimost.ru/zolotoj-fond/ispoved-v-ramkah-trzvosti

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.